Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5





Фанатики. Этим термином, согласно обыкновенной речи, обозначаются люди, с исключительной страстностью посвящающие всю свою жизнь служению одному делу, одной идее, служению, совсем не оставляющему в их личности мест ни для каких других интересов Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5. Таким макаром, фанатики, как и параноики, люди «сверхценных идей», как и те, очень однобокие и личные. Отличает их от параноиков то, что они заурядно не выдвигают так, как последние, на фронтальный план свою Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 личность, а более либо наименее бескорыстно подчиняют свою деятельность тем либо другим идеям общего нрава. Центр масс их интересов лежит не в самих идеях, а в претворении их в жизнь,— итог того, что Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 деятельность ума в большинстве случаев отступает у их на 2-ой план по сопоставлению с движимой глубочайшим, неистощимым аффектом волей. Правда, посреди фанатиков встречаются и высокоодаренные субъекты, но большая часть их Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 все-же люди глупые, ограниченные. Их миропонимание не отличается сложностью: оно состоит из маленького количества мыслях в большинстве случаев взятых, но благодаря собственной сильной аффективной расцветке, глубоко сросшихся со всей их Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 личностью, и, раз они усвоены, не подвергающихся изменению до самой погибели их носителей. Будучи страстно к ним привязаны либо по привычке, либо в итоге каких-нибудь случайных, но оставивших более либо наименее глубочайший след Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 в их личности аффективных переживаний, фанатики совсем не испытывают потребности в логическом обосновании этих мыслях, заменяя последнее отвергающей всякие подтверждения верой в то, что. им охото (quod volumus, credimus).

Аффекты Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 фанатиков так же, как и их идеи, не отличаются богатством. Это — люди не только лишь одной-идеи, да и одной страсти. Будучи большей частью лишенными грубой корысти и такового неприкрытого и всепоглощающего Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 эгоизма, как это мы лицезрели у параноиков, фанатики, но, изредка оказываются способными проявлять духовную теплоту по отношению к отдельным людям. Последние заурядно являются для их только орудием, с помощью которого они стремятся добиться поставленных ими Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 для себя целей. Потому в личных отношениях они в большинстве случаев либо индифферентно холодны, либо требовательно строги. Человеческое горе их не трогает, и бездушная беспощадность составляет часто их свойство. Fiat jus-titia Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5, pereat mundus — вот основной принцип их актуальной установки. Основная сила фанатиков заключается в их несокрушимой воле, которая помогает им без колебания проводить то, что они считают необходимым. К голосу Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 убеждения они глухи, вся их страстная, но легкая эффективность находится полностью на службе их веры, а сопротивление и преследования только закаливают их. Стальная воля и делает фанатиков небезопасными для общества. Психиатрам приходится встречаться с ними Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 приемущественно, как с вождями религиозных течений и сект. Часто под их управлением совершались изуверские дела и страшные злодеяния: самоистязание, пытки, мучительства, убийства. Российская реальность знала человеческие жертвоприношения, коллективное самосожжение и самопогребение Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 и другие более жуткие дела. Актуальный путь фанатика определяется его внутренним существом: это человек борьбы, изредка обходящийся без столкновений с реальностью. Отсутствие у него гибкости и приспособляемости просто приводит его к конфликту Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 с законом и публичным порядком, потому одним из шагов его карьеры нередко оказывается пребывание в кутузке либо в психиатрической поликлинике.

Нужно прибавить, что незапятнанные представители описанного чуть повыше типа встречаются Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 нечасто. Действительная жизнь в еще большей степени дает смешанные формы, сближающие фанатиков, с одной стороны, с параноиками, а с другой — с эпилептоидами. Не всегда просто провести отграничение групп фанатиков и от шизоидов и мечтателей Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5. Переходные, формы в эту сторону изобилуют таким богатством цветов, что в ряде всевозможных случаев, как это ни кажется феноминальным, приходится гласить о «мягких», «вялых», фанатиках. Таковы, к примеру, люди, делающие из Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 какой-либо узенькой мысли либо даже гигиенического правила (к примеру, из принципа вегетарианства) вопрос мировоззрения. В схожих случаях мы время от времени встречаемся с таким положением, что фанатически преданный собственной идее Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 психопат не находит, но, внутри себя довольно силы для борьбы за присоединение к ней других людей, а наслаждается воплощением ее только в своей жизни.

Тут же, может быть, следует упомянуть и о Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 достаточно бессчетной группе, если только можно так выразиться, фанатиков чувства. К ним в большинстве случаев относятся экзальтированные приверженцы религиозных сект, служащие фанатикам-вождям слепым орудием для воплощения их задач. Тщательное исследование таких Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 просто внушаемых и стремительно попадающих в безоговорочное подчинение людям с сильной волей лиц указывает, что они нередко практически не имеют представления о том, за что борются и к чему стремятся. Сверхценная мысль преобразуется у их Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 полностью в экстатическое переживание преданности вождю и самопожертвования но имя нередко им совсем непонятного дела. Схожая подмена (отодвигание на задний план) сверхценной идеи подходящим ей аффектом наблюдается не только лишь в Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 области фанатизма и религиозного 1зуверства, но является также соответствующей особенностью, к примеру, неких ревнивцев, ревнующих не благодаря наличию мысли о способности измены, а только вследствие наличности неотступно обладающего ими беспредметного чувства ревности Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5. Схожее же положение мы имеем у неких конституционально-нервных и психастеников, для которых таким «сверхценным аффектом» без определенной проекции является присоединяющееся решительно ко всему происходящему кругом чувство ужаса. Этих находящихся в исключительной Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 власти 1-го аффекта людей, по аналогии с терминологией Циена (Ziehen), можно именовать экноиками.




Группа эпилептоидов

Клиника малой психиатрии
Ганнушкин П.Б.




Уже в самом наименования «эпилептоидная психопатия» заложена идея о том Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5, что этим термином должны обозначаться те непрогредиентные конституциональные формы, которые находятся в таком же отношении к эпилепсии, как шизоидная психопатия к шизофрении. Самыми соответствующими качествами этого типа психопатов мы считаем: во-1-х Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5, крайнюю раздражительность, доходящую до приступов неудержимой ярости, во-2-х, приступы расстройства настроения (с нравом тоски, ужаса, гнева) и, в-3-х, точно выраженные, так именуемые моральные недостатки (антисоциальные установки). Как правило это люди Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 очень активные, однобокие, напряженно инициативные, страстные любители сильных чувств, очень напористые и даже упорные. Та либо другая идея навечно застревает в их сознании; можно точно гласить о склонности эпилептоидов к сверхцен-ным идеям. Их Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 аффективная установка практически всегда имеет несколько противный, окрашенный плохо скрываемый злобностью колер, на общем фоне которого от времени до времени другой раз по жалкому поводу развиваются бурные вспышки неудержимого гнева, ведущие к небезопасным Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 насильным действиям. Заурядно подобного рода психопаты очень нетерпеливы, очень нетерпимы к воззрению окружающих и совсем не выносят противоречий. Если к этому прибавить огромное себялюбие и эгоизм, чрезвычайную требовательность и нежелание Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 считаться с чьими бы.то ни было интересами, не считая собственных собственных, то станет понятно, что поводов для столкновений с окружающими у эпилептоидов всегда много. Даже тогда, когда их нет совсем, эпилептоиду ничего не Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 стоит их придумать, только для того, чтоб разрядить неудержимо накипающее у него периодически чувство беспредметного раздражения. Он подозрителен, обидчив, мелочно придирчив. Все он готов критиковать, везде лицезреет непорядки, исправления которых Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 ему непременно нужно достигнуть. В домашней жизни эпилептоиды заурядно несносные деспоты, устраивающие скандалы из-за опоздавшего на пару минут обеда, пригоревшего кушанья, нехороший отметки у отпрыска либо дочери, позднего их возвращения Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 домой, изготовленной супругой без их спроса покупки и т. д. Повсевременно делают они домашним различные замечания, мельчайшую провинность строят в крупную вину и ни 1-го проступка не

оставляют без наказания. Они всегда Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 требуют покорности и подчинения для себя и, напротив, сами не выносят совсем повелительного тона у других, пренебрежительного к для себя дела, замечаний и выговора. С юношества непослушливые, они нередко всю жизнь проводят в Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 борьбе, за кажущееся им ограничение их самостоятельности, борьбе, которая им кажется борьбой за справедливость. Неуживчивость эпилептоидов доходит до того, что многие из их принуждены всю жизнь проводить в скитаниях, с одной стороны Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5, благодаря их страсти во все вмешиваться, а с другой,— и больше всего, из-за абсолютной неспособности сколько-либо длительное еремя сохранять мирные дела с сослуживцами, с начальством, с соседями.

Очень принципиально Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 выделить очень соответствующую для эпилептоидов склонность к эпизодически развивающимся расстройствам настроения, расстройствам, способным появляться как спонтанно вроде бы без всякой видимой предпосылки, так и реактивно — под воздействием тех либо других противных переживаний. То, что отличает Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 подобные расстройства от депрессивных состояний всякого другого рода, это практически неизменная наличность в их 3-х главных компонент: злобности, тоски и ужаса. Подобные расстройства настроения могут длиться недолго, но могут и затягиваться Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 на денек либо даже на некоторое количество дней, и конкретно на эти-то деньки и падают более бурные и невразумительные вспышки эпилептоидов.

Невзирая на свою необузданность, эпилептоиды всегда остаются людьми очень Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 узенькими, однобокими и не способными хотя бы на мгновение отрешиться от собственных эгоистических интересов, стопроцентно определяющих их в общем всегда очень напряженную деятельность. Их эффективность лишена богатства цветов и определяется, в большей степени Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5, повсевременно имеющейся у их в наличии злостью по отношению к окружающим людям. Чувство симпатии и соболезнования, способность вчувствоваться в чужие переживания им недосягаемы. Отсутствие этих эмоций в соединении с последним эгоизмом и Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 злобностью делает их морально неполноценными и способными на деяния, далековато выходящие не только лишь за рамки применимого в обычных критериях общежития, да и за границы, определяемые уголовным законом. В особенности нередко они Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 сталкиваются с последним из-за склонности их к насильным актам, попадая под трибунал по обвинению в убийстве либо нанесении томных ран. Более невинное значение имеет их наклонность к скандалам, в особенности нередко Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 проявляемая ими под воздействием алкоголя, который, обычно, они, заурядно плохо переносят, давая достаточно нередко вспышки так именуемого патологического опьянения.

Эпилептоиды, как довольно ясно из предшествующего, люди инстинктов и простых влечений. Страстные и неудержимые Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5, они ни в чем же не знают меры: ни в сумасшедшей храбрости, ни в актах беспощадности, ни в проявлениях любовной страсти. В их рядах мы нередко встречаем азартных игроков, пьяниц-дипсоманов Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 и лиц, страдающих повторяющимися приступами неудержимого рвения к бродяжничеству. Время от времени, но, подобные так именуемые импульсивные проявления встречаются и у людей, у каких другие особенности эпилептоидной психопатии (злобность, злость) несколько отступают на Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 задний план. Тяжело сказать, что является основным недостатком этих импульсивных психопатов, людей инстинктов по преимуществу, чрезмерная ли сила влечений либо недостающая способность к их угнетению. Эта разновидность эпилептоидов дает не наименьшее, чем Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 основная группа, число правонарушителей, она поставляет преступников против половой нравственности, жуликов, воров, растратчиков и т. д. Посреди их и много так именуемых половых психопатов, т. е. лиц, страдающих сексапильной извращенностью. Но склонность Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 к половым аномалиям того либо другого рода есть черта, характерная многим психопатам, а не одной какой-нибудь определенной их группы.

Вопрос о эпилептоидной психопатии за ближайшее время завлекает внимание психиатров на Западе Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 и у нас. В особенности оживленно дебатируется вопрос о существовании и в этой психопатии полярности, схожей той, которую Кречмер обрисовал для шизоидов и циклоидов (психэстетическая и диатетическая пропорции). В Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 то время как часть создателей считает соответствующими для эпилептоидной психопатии только описанные выше симптомы, относя распространенные у эпилептиков черты психологической вязкости, педантизма, мелочности, лицемерия не к чертам конституциональной психопатии, а к проявлениям Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 эпилепсии, как болезненного процесса (как следует, к явлениям, сопутствующим уже нажитому полоумию), другие молвят или о 2-ух разных группах эпилептоидных психопатов— не считая описанной (антисоциальной) еще о другой, для которой Мауц (Mauz) предложил заглавие «гиперсоциальной Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5» (серьезные, осторожные, исполнительные педанты, скопидомы, ханжи и ханжы), — или о наличности у эпилептоидов таковой же полярности, как у шизоидов и циклоидов. Дельбрюк (Delbruk), к примеру, утверждает, что черты возбудимости,, с одной Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 стороны, и психологической вязкости — с другой, в большей либо наименьшей степени присущи всякому энилептоидному психопату. Только будущие исследования укажут реальные соотношения вещей.

С соматической стороны можно отметить, что значимая часть эпилептоидов отличается Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 типичным атлетически-диспластическим телосложением и лишней возбудимостью вазомоторов. В связи с последним обстоятельством стоят нередко наблюдаемые у их во время вспышек гнева приливы крови к голове. Некие психиатры считают точно вероятным Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 гласить, что эпилептоиды оказываются

соматически атлетиками, подобно тому как циклоиды — пикниками, а шизоиды — астениками. Мы думаем, что уставовлеиие и этих положений — дело грядущего.




Группа истерических нравов

Клиника малой психиатрии
Ганнушкин П.Б.




Благодаря неопределенности самого Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 понятия «истерия» в психиатрической литературе нет полного единодушия в применении термина «истерический» по отношению к психопатическим личностям. Ряд создателей считает даже желательным устранение этого термина из учения о психопатии. Чуть ли это Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 целенаправлено; выражение «дегенеративная истерия» крепко захватила для себя право гражданства не только лишь в психиатрической, да и в общемедицинской литературе; мы точно считаем нужным выделение таковой группы.

Главными особенностями психики Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 истеричных являются: 1) рвение во чтоб то ни стало направить на себя внимание окружающих и 2) отсутствие беспристрастной правды как по отношению к другим, так и к себе (искажение реальных соотношений).

Ясперс (Jaspers), объединяя Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 оба эти признака, дает очень куцее и меткое определение той базы, из которой растет поведение и нрав истеричных, — «стремление казаться больше, чем это по сути есть». Исходя из этого определения, Ш н е й Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 д е р предложил поменять самое заглавие «истеричные» термином «Qeltungsbedurftige» — «требующие признания».

Во наружном виде большинства представителей группы, объединяемой этими качествами, в особенности обращают на себя внимание ходульность, театральность и лживость. Им Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 нужно, чтоб о их гласили, и для заслуги этого они не брезгуют никакими средствами. В подходящей обстановке, если ему представится соответственная роль, истерик может и по сути «отличиться»: он может произносить блестящие Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5, зажигающие речи, совершать прекрасные и не требующие долгого напряжения подвиги, нередко завлекая за собой массу; он способен и к актам подлинного самопожертвования, если только убежден, что им любуются и Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 восхищаются. Горе истерической личности в том, что у нее заурядно не хватает глубины и содержания для того, чтоб на более либо наименее длительное время привлечь к для себя достаточное число поклонников. Их чувственная жизнь Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 капризно неустойчива, чувства поверхностны, привязанности непрочны и интересы неглубоки; воля их не способна к долговременному напряжению во имя целей, не обещающих им незамедлительных лавр и восхищения со стороны окружающих. Нередко это Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 — субъекты, не достигшие еще, невзирая другой раз на приклонный возраст, вправду духовной зрелости: их суждения поражают собственной противоречивостью, а место логического сравнения фактов и трезвой оценки реальности занимают беспочвенные выдумки — продукты их детски богатой Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 и необузданной фантазии. Они просто внушаемы, хотя внушаемость эта заурядно избирательная и односторонняя,— только по отношению к тому, что соответствует их потребности обращать на себя внимание; напротив, попыткам внушающей Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 терапии они часто оказывают очень упрямое сопротивление. При первом знакомстве многие истерики кажутся очаровательными: они могут быть мягки и вкрадчивы, капризная изменчивость их вида мыслей и настроения производит воспоминание подкупающей детской простодушной непосредственности, а отсутствие Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 у их крепких убеждений обусловливает легкую их уступчивость в вопросах принципных. Заурядно только равномерно вскрываются их отрицательные черты и сначала противоестественность и фальшивость. Каждый поступок, каждый жест, каждое движение рассчитаны Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 на зрителя, на эффект: дома в собственной семье они держат себя по другому, чем при сторонних; каждый раз как изменяется окружающая обстановка, изменяется их нравственный и интеллектуальный вид. Они обязательно желают быть уникальными, и Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 потому что это изредка удается им в области положительной, творческой деятельности, то они хватаются за хоть какое средство, подвертывающееся под руку, будь то даже возможность привлечь к для себя внимание Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 необыкновенными явлениями какой-либо заболевания. Отсюда — сцены припадков и обмороков, таинственные колебания температуры, длительные отказы от еды с потаенной пищей ночами, причинение для себя различных повреждений, которые потом выдаются за сами Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 собой показавшиеся и т. д. Нередко разыгрывают они из себя обиженных и злосчастных: им ничего не стоит безо всякого основания обвинить, к примеру, лечившего их доктора, с которым приходилось оставаться наедине, в покушении Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 на изнасилование и даже в самом изнасиловании. В таких случаях охотно изображаются сцены последнего отчаяния и делаются театральные пробы на суицид, так рассчитанные, чтоб последнее заранее не могло удасться. Чтоб произвести Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 воспоминание, они готовы противоречить принятым мнениям, хвалить либо обожать то, что никому не нравится, что даже всем тошно, с последним упорством защищая при всем этом свои необычные взоры, мысли и вкусы. Опасаясь быть опереженными кем Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5-нибудь в загаданном ими эффекте, истеричные обычно завистны и ревнивы. Если в какой-либо области истерику приходится столкнуться с конкурентом, то он не пропустит самого жалкого повода, чтоб унизить последнего и Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 показать ему свое приемущество. Собственных ошибок истерики не сознают никогда; если что и происходит не так, вроде бы необходимо было, то всегда не по их вине.

Чего они не выносят, это — равнодушия либо Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 пренебрежения,— им они всегда предпочтут неприязнь и даже ненависть. По отношению к тем, кто возбудил их неудовольствие, они злопамятны и мстительны. Будучи неистощимы и неразборчивы в средствах, они идеальнее всего ощущают себя Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 в атмосфере скандалов, сплетен и дрязг. В общем они отыскивают легкой привольной жизни, и если время от времени проявляют упорство, то только для того, чтоб направить на себя внимание.

Духовная незрелость истерической Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 личности, не давая ей способности достигнуть воплощения собственных притязаний методом воспитания и развертывания вправду имеющихся у нее возможностей, толкает ее на путь неразборчивого использования всех средств воздействия на окружающих людей, только бы Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 какой угодно ценой достигнуть привилегированного положения. Некие создатели в особенности подчеркивают инфантильное строение чувственной жизни истериков, считая его предпосылкой не только лишь последней поверхности их чувств, да и нередко Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 недостаточной их выносливости по отношению к травматизирующим переживаниям. Нужно только отметить, что и в ебласти реакции на психологические травмы нарочитое и придуманное нередко заслоняет у истериков конкретные следствия духовного потрясения.

В балансе психологической жизни людей Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 с истерическим нравом наружные воспоминания — разумея это слово в самом широком смысле — играют очень огромную, может быть, первенствующую роль: человек с истерическим складом психики не углублен в свои внутренние переживания Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 (как это делает хотя бы психастеник), он ни на одну минутку не запамятывает происходящего кругом, но его реакция на окружающее является очень специфичной и сначала избирательной. В то время как одни вещи воспринимаются очень Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 ясно, очень тонко и остро, не считая того, фиксируются даже навечно в сознании в виде очень ярчайших образов и представлений, другие совсем игнорируются, не оставляют решительно никакого следа в психике Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 и позже совсем не вспоминаются. Наружный, реальный мир для человека с истерической психикой приобретает типичные, необычные очертания; беспристрастный аспект для него утрачен, и это нередко дает повод окружающим обвинить истеричного в Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 наилучшем смысле во ереси и притворстве. Границы, которые инсталлируются для человека с обычной психикой местом, с одной стороны, и временем — с другой, не есть для истеричного; он не связан ими. То, что было Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 вчера либо сегодня, может казаться ему бывшим 10 годов назад и напротив. И не только лишь относительно окружающего мира ознакомлен некорректно истеричный; точно так же ознакомлен он относительно всех тех процессов, которые Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 происходят в его своем организме, в его своей психике. В то время как одни из его переживаний совсем ускользают от него самого, другие, напротив, оцениваются очень тонко. Благодаря яркости одних образов и представлений и бледноты Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 других, человек с истерическим складом психики сплошь и рядом не делает различия либо, точнее говоря, не в состоянии сделать такой меж фантазией и реальностью, меж виденным и только-только пришедшим Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 ему в голову, меж имевшим место наяву и виденным во сне; некие мысленные образы так ярки, что преобразуются в чувства, другие же, напротив, только с огромным трудом появляются в сознании. Лица с Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 истерическим нравом, так сказать, эмансипируются от фактов. Очень тонко и остро воспринимая одно, истерик оказывается совсем нечувствительным к другому; хороший, мягенький, даже любящий в одном случае, он обнаруживает полнейшее равнодушие, последний Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 эгоизм, а время от времени и беспощадность — в другом; гордый и надменный, он тотчас готов на различные унижения; непокладистый, упорный, прямо до негативизма, oни становится в других случаях согласным на все, послушливым, готовым подчиниться Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 чему угодно; бессильный и слабенький и проявляет энергию, напористость, выносливость в этом случае, когда этого потребуют от него законы, господствующие в его психике. Эти законы все таки есть, хотя бы мы их Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 и не знали, хотя бы проявления психики истеричных могли быть так многообразны и калейдоскопичны, что было бы вернее мыслить не о закономерности явлений, а о полной анархии.

Патологические лжецы. Если потребность завлекать Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 к для себя внимание и ослеплять других людей блеском собственной личности соединяется, с одной стороны, с чрезвычайно возбудимой, богатой и незрелой фантазией, а с другой — с более резко, чем у истериков Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5, выраженными моральными недостатками, то появляется картина той психопатии, которую Дельбрюк (Delbruck) называл pseudologia phantastica, Дюпре (Dupre) — мифомаиией, и представителей которой Крепелин грубее и вернее обозначает, как «лгунов и плутов». В большинстве случаев Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 эти люди, которым нельзя отказать в возможностях. Они сообразительны, находчивы, стремительно усваивают все новое, обладают даром речи и могут использовать для собственных целей всякое познание и всякую способность, какими только владеют. Они могут казаться Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 обширно образованными, даже учеными, владея только поверхностным припасом сведений, нахватанных из энциклопедических словарей и фаворитных брошюр. Некие из их владеют кое-какими художественными и поэтическими наклонностями, пишут стихи, отрисовывают Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5, занимаются музыкой, питают страсть к театру. Стремительно завязывая знакомства, они отлично приспособляются к людям и просто получают их доверие. Они могут держаться с достоинством, ловки, нередко роскошны, очень хлопочут о собственной наружности и о Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 воспоминании, ими производимом на окружающих: часто щегольский костюмчик представляет единственную собственность подобного психопата.

Принципиально то, что владея недурными возможностями, эти люди изредка обнаруживают подлинный энтузиазм к чему-нибудь, не считая собственной личности, и Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 мучаются полным отсутствием прилежания и выдержки. Они поверхностны, не могут приневолить себя к долговременному напряжению, просто отвлекаются, разбрасываются. Их духовные интересы мелки, а работа, которая просит упорства, аккуратности и тщательности Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5, тем производит на их отталкивающее действие.

«Их мышлению,— гласит Крепелин, — не хватает планомерности, порядка и связности, суждениям — зрелости и обстоятельности, а всему их восприятию жизни — глубины и серьезности». Естественно, нельзя ждать от Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 их и моральной стойкости: будучи людьми ветреными, они не способны к глубочайшим переживаниям, капризны в собственных привязанностях и заурядно не завязывают крепких отношений с людьми. Им чуждо чувство долга, и обожают они только самих Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 себя.

Самой роковой их особенностью является неспособность держать в узде свое воображение. При их страсти к рисовке, к пусканию пыли в глаза они совсем не в состоянии биться с искушением Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 использовать для этой цели просто у их возникающие богатые деталями и пышно разукрашенные образы фантазии. Отсюда их неодолимая и нередко приносящая им колоссальный вред страсть к лганью. Врут они художественно, профессионально, сами Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 увлекаясь собственной ложью и практически запамятывая, что это ересь. Нередко они врут совсем глупо, без всякого повода, лишь бы чем-нибудь блеснуть, чем-нибудь поразить воображение собеседника. В большинстве случаев естественно Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5, их выдумки касаются их своей личности: они охотно говорят о собственном высочайшем происхождении, собственных связях в «сферах», о значимых должностях, которые они занимали и занимают, о собственном колоссальном богатстве. При их богатом воображении им Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 ничего не стоит с мелкими деталями расписать обстановку несуществующей виллы, им как будто принадлежащей, даже больше — поехать с неуверенными и показать им в подтверждение правды собственных слов под видом собственной чью-нибудь Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 чужую виллу и т. д. Но они не всегда ограничиваются только ложью: только часть их врут наивно и невинно, как малыши, подстегиваемые желанием порисоваться все новыми и новыми возникающими в Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 воображении видами. Большая часть извлекает из собственной ереси и осязательную пользу.

Таковы бессчетные аферисты, выдающие себя за путешествующих инкогнито значимых людей, таковы шарлатаны, присваивающие для себя звание докторов, инженеров и др. и нередко Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 успевающие на некое время держать окружающих под гипнозом собственного обмана, таковы шулеры и подделыватели документов, таковы, в конце концов, даже многие маленькие уличные бандюганы, выманивающие у наивных людей средства рассказами о Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 случившемся с ними несчастии, обещаниями с помощью знакомств оказать какую-нибудь важную услугу и др. Их самообладание при всем этом бывает нередко поразительным: они врут так самоуверенно, не стесняясь ничем, так просто вывертываются Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5, даже когда их припирают к стенке, что невольно вызывают восхищение. Многие не унывают и будучи пойманы. Крепелин ведает об одном таком жулике, который лежал в поликлинике на испытании и, ворачиваясь по окончании срока последнего Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 в кутузку, так импонировал своим гордым барским видом присланному за ним для сопровождения полицейскому, что принудил последнего услужливо нести свои вещи. Но в конце концов они отличаются все-же пониженной устойчивостью по Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 отношению к действию «ударов судьбы»: будучи уличены и не видя уже никакого выхода, они просто приходят в полное отчаяние тогда и совсем теряют свое достоинство.

Ряд черт роднит психопатов описанного типа с Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 предшествующей группой истериков. Главное отличие в том, что лживость у их заслоняет собой все другие черты личности. Не считая того, истерики в собственных проделках изредка перебегают границы, определяемые уголовным Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 законом, тогда как с псевдологами нередко приходится встречаться и судебным, и тюремным психиатрам.

Еще более резкая разница отделяет псевдологов от мечтателей, с которыми они имеют только одну общую черту — чрезмерную возбудимость воображения Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5: по очень смышленому определению Кронфельда (Kronfeld), в то время как мечтатель околпачивает себя относительно окружающего мира, псевдолог околпачивает окружающих относительно себя. То, что последний время от времени начинает и сам поддаваться собственному обману, представляет Постановка вопроса о границах душевного здоровья - страница 5 только побочный эффект, не лежащий в существе основной тенденции его поведения.




Группа неуравновешенных психопатов

Клиника малой психиатрии
Ганнушкин П.Б.


postanovlenie-o-prodlenii-sroka-zaderzhaniya-otmeneno.html
postanovlenie-o-zhurnalah-zvezda-i-leningrad.html
postanovlenie-ob-utverzhdenii-deklaracii-i-dogovora-ob-obrazovanii-sssr-vvodnie-voprosi-metodicheskie-zamechaniya.html